tugunov: (Default)

Если вы заметили, какое-то время в этом блоге не появлялись записи о театре вообще. Связано это было и с отрывом от посещений театра, а потом уже и с работой в театре, а в целом — с весьма узким кругом моих там интересов. Первые опыты в подкастинге я не считаю особенно удачными, потому что если в печатном виде после долгих раздумий и сидения с ноутбуком до раннего утра еще и получается что-то дельное и емкое написать, то в аудиоформате — и даже при подготовленном заранее сценарии — происходит растекание мысли по древу. Наиболее успешные подкасты делают радиоведущие, потому что для них речь — самый привычный, информативный, действенный канал выдачи информации. У меня каналы другие, вот и не получается связно и коротко рассказать о главном.

Сегодня восьмой день рождения мюзикла «Норд-Ост». В театральном центре на Дубровке по этому поводу собралось сегодня восемнадцать человек (хотя я ушел рановато, возможно, был кто-то еще). Много это или мало? По меркам армий поклонников действующих ныне и даже некоторых прошедших мюзиклов — безбожно мало. Сам факт присутствия этих восемнадцати вовсе не так хорошо знакомых между собой людей, объединенных шедшим когда-то спектаклем — выдающийся. «Норд-Ост» стал не только стартом для многих нынешних мюзикловых звезд и общецеховых процессов, но и обратился в элемент самосознания определенного круга людей, который хоть год от года и становится меньше в явочном своем эквиваленте, но, смею надеяться, продолжает соответствовать своим убеждениям и поныне. Мы верим в приметы, и, как справедливо сегодня заметил Алексей Игоревич Иващенко, помимо общеизвестного знакового совпадения строчки либретто «все, прощаемся, граждане, десять ноль пять!» с датой закрытия московской версии мюзикла 10 мая 2003 года, обязательно должно быть совпадение другой строчки «девять безумных лет вы этого ждали дня» с датой возрождения «Норд-Оста». Вот только от какой даты отмерять эти девять безумных лет — от московского майского вечера или же от последнего спектакля передвижной версии в Тюмени, когда стало ясно, что все спонсоры улетучились словно по мановению волшебной палочки? Нет ответа.


«Танго любви». 27 сентября 2004 года, Москва. Предпоказ передвижной версии «Норд-Оста»
Мария Васильевна — Оксана Костецкая, Кораблев — Петр Маркин. Фото: Basil Pro

Когда я вспоминаю свои зрительские впечатления от «Норд-Оста», весь трепет, с которым относился к каждому из немногочисленных по нынешним меркам просмотров (и забудьте о записывающих устройствах, о фотографиях с актерами — если это и было, то не в моей жизни поклонника), к каждому из персонажей — то возникает множество вопросов к современной индустрии (громкое, впрочем, слово) мюзиклов в Москве, да и к себе тоже. Не потому ли я так лелею жанр мюзикла, что «переболел» «Норд-Остом» в дни его показов в Москве и Нижнем Новгороде? Стоит ли современное знание о жестокости кастингов, о специфике того или иного актера и о банальном продюсерском расчете того, чтобы продолжать находиться в этом информационном потоке и лелеять надежду со временем повлиять на него? Стоит хотя бы ради того, чтобы иметь даже мизерный шанс способствовать новой постановке «Норд-Оста».

В рамках загадочных совпадений придя домой и включив онлайн-трансляцию концерта студии «Саундрама» в рамках фестиваля «Театральная паутина» сразу увидел там Петра Маркина (смотри фотографию выше), сидящего среди зрителей. Кстати, 23 и 24 октября в центре Мейерхольда пройдут показы спектакля «Гоголь. Вечера. Часть III», в котором он принимает непосредственное участие, и 23-го числа также будет осуществляться онлайн-трансляция дла вышеозначенного фестиваля. Движение продолжается. Жизнь продолжается, а значит будет и театр, который будет цеплять за живое, вытягивать мысль за мыслью и побуждать к действию.

Честно вам скажу, театральной критикой заниматься не собираюсь, но живейшим образом наблюдать за процессом намереваюсь. На том пока и порешим.

Ссылки:
Фестиваль «Театральная паутина-2009»
Официальный сайт мюзикла «Норд-Ост»

tugunov: (Default)

Случайно получилось, что дважды за неделю вспомнил я об актере Хансе Писбергене, игравшем в всколыхнувшем под конец сезона театральную Москву «Липсинке» Робера Лепажа. Сперва краем глаза увидел его в маленькой эпизодической роли в фильме Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки» (перед началом показа «Гордости нации» он стоит на балкончике в фойе кинотеатра во фраке, загримированный и с бокалом шампанского, разговаривая с некой дамой), а затем — в подаренном мне (Ал, спасибо!) красочном буклете компании «Стейдж Энтертейнмент» на странице, посвященной мюзиклу «Король-Лев» (там наш герой исполнял роль злого льва по имени Scar).

Удивительный оказался в общении человек. За те недолгие две встречи у служебного входа он очень много интересного рассказал о том, как рождался «Липсинк», и о том, каково этот спектакль играть - и это после девятичасового сценического марафона.

Кажется, еще долго буду я ловить отголоски «Липсинка» в московском театральном контексте.

Ссылки:
«Липсинк» Робера Лепажа в моем блоге
Официальный сайт Ханса Писбергена

tugunov: (Default)
среда, 19 августа 2009 года, 09.19

Павел Руднев  Завидовать Лепажу

Кто из художников русского театра — самых гениальных, независимых и авторитетных — хотя бы раз заговорил об этой теме вслух, со сцены?

Лепаж показывает цепочку сексуального рабства: сексуальный инвалид порождает инвалида, одна сексуальная зависимость порождает другую и плодит человеческое несчастье, нереализованность, зажим. Подробнее



tugunov: (Default)

Глобальной проблемой журналистов, блоггеров, а также всех остальных людей, которые выдают реакцию на информационный повод, является катастрофическое нежелание проверять факты. Будь то спектакль, фильм или книга — пишущий какую-то пятидесятую рецензию человек упорно обращается не к своим воспоминаниям, ощущениям, в конце концов, к пиратским записям, а к идиотски составленной программке, аннотации, или того хуже — к чьей-то уже написанной статье. И вроде бы, единство места и времени соблюдено, человек пришел по нужному адресу, попал именно на тот спектакль или сеанс. А вот единства действия не получается. Получается куча заумных и никому не нужных слов и искажение фактов.

Кричащий пример — запоздавшая статья о «Липсинке» в «Русском журнале», ссылка на которую была опубликована в сообществе «Новая драма». Не буду комментировать художественные достоинства сего опуса, а приведу только одну выдержку:

Этот ребёнок, Джереми, за три секунды театрального времени становится подростком и дерзит приёмной матери словами «я сын дьявола», ещё через секунду делается взрослым и поёт песню «Трансмиссия» культовой «Joy Division», после чего уносится на самолёте же на поиски настоящей матери, вместо того чтобы стать послушным воспитанником и оперным певцом.

Пустая, а, главное, лживая фраза. Песня Transmission столь культовой по мнению автора группы Joy Division звучит вовсе не в первой, а в девятой части спектакля, в сцене изнасилования Лупе Тони Бриггсом. А в первой части Джереми улетает, чтобы стать кинорежиссером, к поискам матери он придет чуть позднее.

И еще одна пометка на полях, уже самому себе: новую драму (если относить к ней «Липсинк» в том числе) противопоказано пересказывать в рецензиях, а также навешивать на нее чересчур сложные метафоры и эпитеты. Очень важно не увлечься сладостным словоблудием и сохранить в своих словах саму конструкцию спектакля без собственных домыслов.

Впрочем, с «Липсинком» все гораздо сложнее — восторг от увиденного перекрывает логику и сводит на нет все лишенные опыта попытки проанализировать спектакль в целом. Каждая всплывающая частность интересна сама по себе и отвлекает внимание от общей картины.

Ссылки:
Идентификация «Липсинка»
Читайте по губам

tugunov: (Default)

Благодаря пофигизму людей, отвечавших на Чеховском фестивале за подготовку программок к "Липсинку", публика не могла связать имена актеров с персонажами. Прекрасное начинание

[profile] aleksandrit_85  по идентификации этих чудесных людей сподвигло меня на написание этого поста. Сам "Липсинк", несмотря на два просмотра с интервалом в неделю, еще предстоит расшифровывать как по конкретным деталям, так и по собственным ощущениям. Первая порция впечатлений о спектакле недельной давности уже готова, а о вчерашнем просмотре постараюсь написать чуть позже. Я очень прошу вас в комментариях к этой записи исправлять ошибки, а также дополнять написанное - с удовольствием внесу нужные изменения.

 

Актеры и Роли

Фредерик Бедар (Frédérike Bédard) - Мари, певица и пациентка Томаса
Карлос Белда (Carlos Belda) - Себастьян, звукорежиссер
Ребекка Бланкеншип (Rebecca Blankenship) - Ада Вебер, оперная певица
Лиз Кастонги (Lise Castonguay) - Мишель, сестра Мари
Джон Кобб (John Cobb) - старушка-логопед, инспектор Джексон
Нурия Гарсиа (Nuria Garcia) - Лупе, мать Джереми
Сара Кемп (Sarah Kemp) - Сара, проститутка и сестра Тони
Рик Миллер (Rick Miller) - Джереми; Тони Бриггс
Ханс Писберген (Hans Piesbergen) - Томас, нейрохирург; Петер Свобода, актер; дон Хуан Гутиерес, отец Себастьяна

Саундтрек

Ария, которую исполняет Ада Вебер на концерте во Франкфурте; ее же она исполняет в дуэте с сыном (часть 1, "Ада").
Symphony No. 3, Op. 36, also known as the Symphony of Sorrowful Songs - Henryk Gorecki

Песня, которой подпевает Сара, идущая в раздумьях по Лондону (часть 5, "Сара").
The Look Of Love - Burt Bacharach, Hal David
Performed by Dusty Springfield

The look of love is in your eyes
A look your heart can't disguise
The look of love is saying so much more than just words could ever say
And what my heart has heard, well it takes my breath away
I can hardly wait to hold you, feel my arms around you
How long I have waited
Waited just to love you, now that I have found you
You've got the
Look of love, it's on your face
A look that time can't erase
Be mine tonight, let this be just the start of so many nights like this
Let's take a lover's vow and then seal it with a kiss
I can hardly wait to hold you, feel my arms around you
How long I have waited
Waited just to love you, now that I have found you
Don't ever go
Don't ever go
I love you so

Музыка, играющая в сцене встречи Тони Бриггса и Лупе в борделе (часть 9, "Лупе").
Transmission - Joy Division

Radio, live transmission
Radio, live transmission
Listen to the silence, let it ring on
Eyes, dark grey lenses frightened of the sun
We would have a fine time living in the night
Left to blind destruction, waiting for our sight

And we would go on as
though nothing was wrong
And hide from these days, we remained all alone
Staying in the same place, just staying out the time
Touching from a distance, further all the time

Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio

Well I could call out when the going gets tough
The things that we've learnt are no longer enough
No Ianguage, just sound, that's all we need know
To synchronise love to the beat of the show
And we could dance...

Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio
Dance, dance, dance, dance, dance, to the radio.

Ссылки:
Интересный пост о спектакле.
Интервью Лепажа на BBC.

tugunov: (Default)

«Липсинк» Робера Лепажа (Lipsynch)
27 июля 2009 года на сцене театра «Мастерская Петра Фоменко» в рамках Чеховского театрального фестиваля

Этот без преувеличения эпический спектакль рассказывает о судьбах девяти разных людей и их переплетении. Через смешение языков, смешение культур и способов выражения до зрителя доносится главный смысл — в этом забытом богом мире одни выживают благодаря самопожертвованию других. История про обретение сыном матери проходит сквозь все девять частей спектакля, начинающегося и заканчивающегося античным плачем матери по сыну. Но плачет мать приемная, а сын плачет по матери настоящей, давно погибшей, но узнанной им.

Действие спектакля разворачивается на двух континентах в Австрии, Великобритании, Испании, Германии, Канаде и Никарагуа. Герои говорят на английском, немецком, французском и испанском, но русские субтитры (не без опечаток, но виртуозные по исполнению — проецировались прямо отдельные элементы декораций) в основном были не нужны, потому что происходящее на сцене было понятным и жизненным (но жизненным, «как в кино»). Сюжет каждой отдельной части довольно прост, а все вместе, если попытаться пересказать, вообще тянет на мыльную оперу или средней руки детектив. Но простота как раз и является залогом успешного и полного восприятия спектакля — наверно, поэтому постоянно приходит в голову сравнение с добротным голливудским фильмом.

Самым важным в спектакле является звук, через него передается больше всего информации. Тут и сцены дубляжа кино, и бесконечные объявления автоответчиков, автоинформаторов. В сцене, где героиня Сара тренируется с компьютерной программой по восстановлению речи, блестяще и объемно показывает полифонию человеческого голоса. Словно шутя, актеры периодически составляют хоры и исполняют красивые многоголосья, и невозможно умолчать об захватывающей дух симфонии № 3 Хенрика Гурецкого в исполнении героини спектакля Ады Вербер, оперной певицы (ее блистательно играет Ребекка Бланкеншип).

Актеры в спектакле — настоящие универсалы, им по силам и вокал, и пластика, и исполнение нескольких ролей. Спектакль сложен хотя бы даже обилием сцен, деталей, элементов декорации, он как будто охватывает мир, и с этой же задачей приходится справляться девятерым исполнителям ролей. К сожалению, в российской фестивальной версии программки они лишь перечислены во вкладыше, без фотографий или указания ролей в спектакле, что очень удручает. Театральная Москва должна знать героев финала театрального сезона 2008-2009 года: Фредерик Бедар, Карлос Белда, Ребекка Бланкеншип, Лайс Кастонгуе, Джон Кобб, Нурия Гарсиа, Сара Кемп, Рик Миллер, Ханс Писберген.

Спектакль можно разбирать бесконечно долго, на его основе можно писать учебники по сценографии, актерской игре, техническому оснащению сцены. На сцене создается кинореалистичность. Если это самолет — то тут будут иллюминаторы, кресла, пассажиры, тележка с напитками. Если герои едут в лондонской подземке — то будут реальные названия станций и пассажиры за окном, а также настоящий поездной автоинформатор. Декорации трансформируются в совершенно немыслимые интерьеры практически мгновенно. Целую часть спектакля сцена изображает киностудию, и мы видим перед собой вполне реальный процесс съемки кино. Кажется, что в спектакле использованы все современные сценические технологии, внутренности Новой сцены Мастерской Петра Фоменко были буквально вывернуты наизнанку: потолок ощерился всеми возможными видами софитов, планшет сцены держит на себе бесчисленное количество передвижных составляющих.

Работа со звуком ведется на самом современном техническом уровне. Все актеры работают со специальными микрофонами, снимающими звук голоса прямо из человеческого уха. Звуковые пульты находятся прямо на сцене и периодически играют роль пультов сведения в сюжетных студиях звукозаписи. Видеоинсталляции делаются, что называется, «в прямом эфире», то есть здесь и сейчас (конструирование визуально обманчивых столов, стульев и фортепиано в баре в Сохо, сцена изнасилования Гваделупе). Команда спектакля (а на поклонах видно, что обслуживающего сценического персонала в два раза больше, чем актеров) работает настолько слаженно, что достигается эффект чуда, по крайней мере московским зрителям с таким качеством сценического действия приходится сталкиваться удручающе редко.

Прекрасное завершение театрального сезона. Спасибо Чеховскому фестивалю, виват, Лепаж, виват команде «Липсинка»!

Ссылки:
Детальное описание спектакля: часть 1, часть 2
Спектакль Lip Sync на сайте Чеховского фестиваля
Симфония №3 Хенрика Гурецки на YouTube
Короткая видеопрезентация спектакля на YouTube


February 2017

S M T W T F S
   1234
5 67891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios